Пошёл в магазин буду через 5 минут
галерея XL
металл, пластик
2013

Художник выходит в магазин. Тем временем привычные бытовые предметы начинают меняться: они вырастают до нечеловеческих размеров, сжимаются, слипаются друг с другом и распадаются на части, делают все чтобы их невозможно было использовать по назначению. Масштаб меняет оптику взгляда, а заодно и природу этих верных спутников потребительской жизни. Как если бы в по-своему уютном пластмассовом мире шопинг-моллов и мультплексов, сетевых кафе и салонов связи вдруг случилась разгерметизация, и повинуясь негативному давлению пустоты, вещи принялись бы поглощать окружающее пространство.

Если считать, что в предметах обихода кристаллизованы социальные отношения, то скульптуры Александра Повзнера напоминают айсберги; взгляд сбившегося с курса мореплавателя скользит по их безразличным контурам в надежде увидеть просвет, выход из полярного плена. Но эхо возвышенной меланхолии почти не различимо на фоне столь же самоуверенного сколь и призрачного присутствия знаков потребительской реальности. И все же, выбраться из нее не проще, чем из ледяного лабиринта; ведь потребительский рай, как и пространство инсталляции – не увидишь снаружи.

Пластиковый пакет, тележка из супермаркета – это массовые и безликие, но все же ключевые элементы приватной логистики потребителя. Если забыть о функциях этих предметов, то можно попробовать созерцать их как данности, эстетически, но от Повзнера не укрывается их глубинная природа. В каждой бытовой мелочи спит монумент социальным взаимодействиям, производству потребностей и желаний, персональным утопиям. Заметить это можно, лишь на некотором расстоянии, с долей отстраненности, преодолевая гравитацию общепринятого.
В скульптурах Александра Повзнера читается этическая позиция. Когда-то требование “реальных материалов в реальном пространстве“ метафорически приближало лучший мир. В обществе потребления утопии портативны; “реальное пространство“ в них пронизано схемами, планами и стратагемами, время расчерчено дед-лайнами, тайм-шерами и скриптами. Действия художника в этой системе напоминают разрывы информационных потоков, паузы нарушающие регулярность рядов секунд, часов и недель. В этих разрывах присутствие вещей и превращается в безмолвное критическое высказывание. Так система находит свой предел в событии скрытом в собственном следе, подобно углям вмерзшим в гипс в ожидании момента, когда обращенный поток времени еще раз вдохнет в них искру.

Стас Шурипа